Согласно теории обеспечения безопасности, охраняемым может быть любой объект. А насколько им может служить действующий "Авторитет"? Что об этом говорит здравый смысл и профессиональные принципы? 

Из истории:

Отари Квантришвили. 

Был застрелен снайпером 5 апреля 1994 года. Впоследствии в убийстве признался и был осуждён за него известный киллер Алексей Шерстобитов (Лёша-Солдат).

Сильвестр (Сергей Тимофеев)

Лидер “ореховских”, наводивших ужас на всю Москву, погиб 13 сентября 1994 года в результате подрыва его автомобиля.

Дима Большой (Дмитрий Рузляев)

Один из самых известных криминальных авторитетов города Тольятти был расстрелян в своём автомобиле из четырёх автоматов 24 апреля 1998 года. Вместе с ним погиб водитель и два охранника.

Япончик (Вячеслав Иваньков)

Погиб после покушения, совершённого 28 июля 2009 года в Москве, когда в него выстрелили из снайперской винтовки на выходе из любимого ресторана.

Эти истории не первые и не последние. В среде телохранителей регулярно поднимаются технологические вопросы связанные с этими деяниями. И вопрос, а если бы я работал, что бы сделал? Подобные вопросы скорее из области "игры разума", факультатив, тренировка воображения. 

А в реальности возникают более прагматические ситуации. И в случае если специалисту сделали предложение от которого сложно/невозможно отказаться, он должен иметь в виду особенности. Рассмотрим некоторые.

План по плану.

Согласно профессиональному стандарту, основой для работы и обоюдного соглашения является "План охраны", который составляет телохранитель и утверждает заказчик. Насколько это реально в случае с Авторитетами, каждый может представить сам. Размышления о потенциальных действиях не имеют смысла, если не установлены правила игры, если нет ПО. Никто ни за что не отвечает, будут только пострадавшие и погибшие.

Виктимное поведение.

В рассматриваемом случае, поведение не просто виктимное, оно изначально несёт в себе постоянную высокую степень угрозы. И если в случае "рядового" бизнесмена направления просчитываются с большой вероятностью, в данном случае имеется очень широкий разброс причин и мотивов. Большинство из них будет скрыто от телохранителя в силу специфического уклада жизни.

Знать или забыть.

Вышеописанное налагает на телохранителя и ещё дополнительные ограничения, связанные с рамками Закона. Здесь будет актуальным парадокс: Знание - сила, незнание - жизнь. Выполнение своих обязанностей, требует изучения деталей для планирования, а знание некоторых подробностей легко переводит "личника" из статуса "свидетель" в разряд "подельник". Многие ли готовы перешагнуть эту тонкую грань?

Комментарий А. Железникова, управляющего партнёра «Железников и партнёры»:
Охранник становится соучастником, когда начинает выполнять заведомо преступные указания, если о готовящемся преступлении было известно заранее, и охрана не препятствовала, а например обеспечивала транспорт, отход с места преступления то конечно соучастие.

Статья 205-6 «Недонесение о преступлении» в УК РФ предусматривает возможность уголовной ответственности для лиц, знавших о готовящихся или совершенных преступных действиях, но не сообщивших об этом в правоохранительные органы.

И самый "удобный" вариант - попасть в разряд свидетелей, что будет очень сложно.

Быстрее, выше, сильнее.

Так как отсутствует Стратегия обеспечения безопасности, противодействие покушению лежит в плоскости Тактики и Техники, без наличия целого ряда поддерживающих элементов. И многолетняя практика и статистика показывают, что попытка реагирования на спланированное действие будет только попыткой. В реальности такие действия бывают успешными только в 10-15%. И рассчитывать на компенсацию и страховые выплаты может только самый яркий оптимист.

Собственно говоря, даже этих четырёх моментов вполне достаточно здравомыслящему специалисту, что бы не искать себе приключений, не играть в самурая, идущего по "пути". Моральную сторону оставляю за скобками, как последний аргумент в выборе своего охраняемого лица.

 

Comments: