Personal protection in red zone.

Diplomatic details.
Какие знакомые слова для любого contractor.
Годы идут, а военных конфликтов не становится меньше. При этом удивительная ситуация складывается в некоторых странах, где одновременно прибавляется иммигрантов и людей с военным опытом. И все больше людей на частном рынке заявляют о своем опыте охраны разных лиц в зонах боевых действий. Со своей стороны хочется более детально разобраться, насколько наш опыт, "гражданских" телохранителей, соотносится с опытом работы в горячих точках.


А все ли мы "телохранители"?

Никто из западных коллег не забивает себе голову такими изысканиями. Protection и есть protection. Однако в работе существуют принципиальные отличия. Рассмотрим.

Оборона или обеспечение безопасности.

Чем занимается телохранитель (сотрудник личной охраны)? Обеспечивает безопасность объекта. Опускаю теоретические выкладки. Объектом в нашем случае может быть практически все что угодно, любой носитель информации. Мужчина, ребенок, собака, лошадь, папка с документами, автомобиль, здание, акватория. Стратегическая задача одна и та же, тактические решения отличаются.
Армейцы или contracters заботятся о человеке, носителе информации, знаний или должности. На этой должности может быть любой назначенный человек. Сегодня один, завтра другой. И предложения западных компаний по тренировочным курсам для protection in red zone только подтверждают этот тезис. Вооруженные люди тренируются защищаться и заботятся только о персоне. Из армейской науки: Охрана объекта - комплекс охранных мероприятий предназначен для недопущения на объект посторонних лиц, для пресечения попыток разведки объекта и для предупреждения нападения на объект. Вот собственно и все.

Вектор угрозы.

Для гражданского бизнесмена, как правило, угроза носит персонифицированный вектор, будь это бизнес, политика или религия. С человеком сначала ищут варианты договориться. И только при отсутствии компромисса переходят к попыткам уничтожения. Время от начала конфликта до конечной стадии может длится годами, и играться как шахматная партия.
На войне все позиции уже известны. Ключевой политик от которого зависит сам процесс ведения войны, командир подразделения, ведущий специалист. С персоной редко ведутся переговоры, он просто подлежит уничтожению. И чем быстрее, тем лучше.

Способ ликвидации.

Усама бен Ладен (2011) и генерал Сулеймани (2020), видные военные персоны с которыми не церемонились. Группа супер-спецов на вертолетах или просто ракетный удар, позволяют разрешить противоречия сторон буквально в считанные минуты. Огромные людские и информационные разведывательные ресурсы способны смести любое количество "телохранителей" рано или чуть позже. Не стоит забывать о спецгруппах (ДРГ), которые специально охотятся на ключевые фигуры. Радиоуправляемые фугасы, дальнобойные снайперские винтовки. Можно проходить множество Private Military Contractor course (PMC), но ни на одном из них не учат воевать против ракет. "Навыки" телохранителей ничто по сравнению с ударом авиаштурмовиков.

contr 2

Страшно. Быстро.

В "обычной" жизни для выяснения позиций сторон уходят годы переговоров, месяцы сбора информации и слежки, и часы на реализацию покушения. И в каждый момент сотрудник личной охраны способен повлиять на ситуацию.

Вооружение и экипировка.

Армейские лица, сопровождающие ОЛ практически не имеют лимитов по экипировке. Нужен автомат или пулемет, пожалуйста. Может гранат взять? Сколько надо? Броник, разгрузка, БТР, все что посчитаете нужным. И не удивительно, ведь потенциально атакующая сторона будет иметь все тоже самое.

специальный курс подготовки
Частный телохранитель в лучшем случае имеет 9-мм пистолет. И радиостанцию или телефон. И тренируется именно с этим снаряжением. А вот нападающие ограничений по вооружению не имеют. И тренироваться могут в свое удовольствие. Иногда только время на реализацию бывает критичным, ограниченным.

Психология.

Автоматическое оружие слабо подходит для прицельной стрельбы, особенно в ходе агрессивного огневого контакта. А именно такой стоит признать в момент покушения на ОБ. Группой охраны необходимо как можно быстрее подавить огонь противника. Сильно сомневаюсь что в военное время сотрудники будут задумываться о причинении вреда третьим лицам, которые могут пострадать от рикошетов. Множество запасных магазинов не накладывают ограничения на интенсивность ведения огня в краткосрочном бою. Contracters в Ираке положили много гражданского населения, и нет причины почему эта практика не будет продолжаться.
В "городе" история совершенно иная. Законодательство накладывает серьезные ограничения на использование и применение оружия. И уж тем более если могут пострадать посторонние лица. Именно поэтому телохранители обязаны тренироваться в быстрой и прицельной стрельбе. Эта концепция и заложена в профессиональный стандарт "Телохранитель". В работе приходится быстро ориентироваться в оперативной обстановке, учитывая много посторонних факторов, при этом стараясь до последнего момента оттягивать начало боевого столкновения, будь то рукопашная схватка или перестрелка. Штурмовая психология тут совершенно не применима, и даже противопоказана. Засады и отвлекающие нападения еще никто не отменял.

Кто есть кто.

С точки зрения формальной теории обеспечения безопасности работа в "горячей точке" и на гражданке имеют значительные отличия. И весь вопрос упирается в наличие служебного оружия. Согласно нашей позиции, телохранитель вполне может и не иметь оружия. Для процесса обеспечения безопасности оружие является только одним из инструментов, наравне с компьютером, телефоном или набором медикаментов. Что подтверждается и законодательствами многих стран мира, где охранники не имеют права на ношение и применение оружия. Этим право наделены только сотрудники полиции и армейцы.

упражнение по стрельбе top 9

В России согласно закона о частной охранной деятельности, сотрудник может иметь на посту огнестрельное оружие, и его деятельность называется "защита жизни и здоровья", в полном соответствии с коммерческим договором. Часть сообщества даже мысли не допускает, что обеспечивать личную безопасность можно и без оружия. Забывая о работе в командировках по стране и за рубеж, а также о многочисленных местах массового посещения, куда ограничен вход и применение оружия законодательно недопустимо.

Таким образом, проводя параллель и по всем формальным признакам, можно утверждать, что в "горячих" точках, в зоне боевых действий, работой по обороне "объекта" занимаются охранники. Сотрудники личной охраны (в данном случае телохранители) занимаются обеспечением личной безопасности.

Мы уже неоднократно проходили историю с появлением людей с опытом работы в горячих точках. Афганистан, Чечня, Сирия, ЦАР, теперь Ливия. Мужественные люди, повидали всякое. Уважаем. Вот только не надо нам рассказывать как работать в личной охране.

Comments: