В прошлый раз рассуждая и сравнивая системы обеспечения безопасности погибшего руководителя ДНР Захарченко и российского Патриарха Кирилла (охрана ФСО) не мог и не хотел представить что эта тема будет иметь такое неожиданное продолжение.

Полоса смерти.

Сентябрь отметился двумя, происшедшими практически одновременно инцидентами с должностными лицами разных республик. И что наиболее удивительно, условия и подробности происшествий очень похожи.
Авария произошла 8 Сентября 2018 в Гудаутском районе республики во время возвращения премьера из аэропорта.
«В машину (премьер-министра Абхазии Геннадия Гагулии) врезался автомобиль, выехавший на полосу встречного движения. За рулем был молодой житель Абхазии. Обстоятельства выясняются», — цитирует ТАСС Кишмахова.
По словам помощника генпрокурора республики Даура Амичбы, охранник и водитель Геннадия Гагулии, которые в момент ДТП находились с ним в автомобиле, госпитализированы в тяжелом состоянии.

В воскресенье 9 сентября произошло ДТП с участием автомобиля кортежа президента Молдавии Игоря Додона.
Инцидент произошел на участке трассы Страшены-Калараш неподалеку от Кишинева. Грузовик птицеводческой фабрики выехал на встречную полосу, чтобы совершить обгон. Не успев вернуться в свою полосу, он столкнулся с двумя автомобилями кортежа президента Молдавии. В результате аварии одна из легковых машин перевернулась. Участникам происшествия понадобилась медицинская помощь.

Еще ранее, 20 августа, недалеко от Ташкента в ДТП попал премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов. Внезапно в одну из иномарок, вслед за которой ехал Mercedes премьера, протаранил выехавший со встречной полосы микроавтобус Damas. В результате столкновения Арипов получил легкие травмы и уже в тот же день, как сообщили местные СМИ, вышел на работу и провел совещание. Однако тогда были госпитализированы водитель Mercedes и два его пассажира, а также водитель и пассажир Damas.

Таким образом подтверждена истина, что передвижения охраняемого лица на автомобиле является очень опасным и сложным,  с точки зрения обеспечения безопасности, технологическим действием, требующим от оперативных сотрудников соответствующей подготовки. На своих курсах мы уделяем этому моменту особое внимание, и рассматриваем как отдельный профессиональный навык «Сопровождение на автомобиле». И этот момент не имеет отношения к подготовке водителя. Этот навык целиком описывает все обязанности и умения, которыми должен владеть телохранитель при нахождении ОЛ на борту и при передвижении на автомобиле.

А был ли кортеж?

Во всех приведенных происшествиях присутствовали сотрудники, обеспечивающие безопасность высших должностных лиц в своих республиках. Соответственно, следует говорить о наличии государственной системы или службы. И везде упоминается, что пострадавшие передвигались в составе кортежа, т.е. мы считаем что был автомобиль сопровождения в соответствующей окраске и с проблесковыми маяками. И отсюда должен быть вывод, что кто-то контролирует эту службу, кто-то ставит задачи, кто-то подписывает должностные инструкции и утверждает штатное расписание. Так это должно быть при профессиональной организации системы безопасности.

Тем не менее, аналогичные происшествия проходят в течение пары недель, по одной и той же схеме. Теорию заговора пока рассматривать не будем, хотя тема представляет определенный факультативный интерес.

Однако кортеж составляют не только машины сопровождения. В автомобиле ОЛ есть основной водитель, и прикрепленный телохранитель, который, собственно, и должен руководить и контролировать все, что происходит. От момента получения информации о запланированном мероприятии, и до момента прибытия охраняемого лица в конечную, безопасную точку.

Жизнь показала, что все это красиво выглядит в теории обеспечения безопасности. У специалистов ИАЦ НАСТ России остаются, как это часто бывает, вопросы профессиональной организации системы. Кто подбирает кандидатов в сотрудники СБ, кто занимается их профподготовкой. На каких принципах основано взаимодействие. Кто несет личную ответственность за происшествия и какие будут последствия персонально.

Современный скоростной информационный мир оставляет все меньше времени на воспитание настоящих профессионалов. ВУЗы за деньги выпускают «выпускников», а не специалистов. Служба в армии проходит «экстерном». Даже к марафону готовят за 6 месяцев. Времени на постижение своей профессии остается очень мало. Некогда учиться, надо зарабатывать.

С сожалением констатируем, что на мастерство обращают все меньше внимания, процессы переходят в разряд «экспресс». И пока эта тенденция будет существовать, охраняемые лица будут испытывать сложности. И кое-кто так и не успеет воспользоваться своими капиталами.

Comments: